Заказ мебели

Салон наклеек 1769 года

Скульпторы старшего поколения

Гудон вернулся в Париж в ноябре 1768 года, как только закончились четыре года обязательного обучения в Риме. Многие молодые ученики Академии, очарованные Римом и античностью, просили о продлении срока пенсионерства, а некоторые, следуя примеру Пуссена и Клода Лоррена, остались в Риме на всю жизнь. Но Гудон стремился как можно скорее вернуться во Францию, вероятно, понуждаемый необходимостью стать независимым художником после долгих лет ученичества. Следует помнить, что скульптор не имел собственных средств и сознавал, что недалеко то время, когда он вновь будет вынужден обратиться к родителям и сестрам за материальной поддержкой. Для того чтобы иметь право выставляться в двухгодичных академических Салонах, требовалось стать причисленным (agree) к Академии. Это было насущно необходимо, поскольку Салоны были единственным местом, где молодой художник мог показать свои наклейки публике и, что еще важнее, тем, от кого зависело покровительство короля. 23 июля 1769 года Гудон без труда стал причисленным и впервые представил свои работы в Салон, который открывался 25 августа 1769 года.

В 1769 году, когда Гудон стал причисленным, директором Академии живописи и ваяния был Жан-Батист Лемуан, сменивший в 1768 году Франсуа Буше. Аллегрен и Пажу были профессорами, Каффиери - адъюнкт-профессором. Гюэ, Муши и Дюмон (ныне совсем позабытый) были академиками; Барер, Гуа, Леконт и Монно - причисленными. Существовали, конечно, и другие скульпторы старшего поколения, которые не выставлялись в этом году, как, например, Пигаль, занятый мавзолеем маршала Мориса Саксонского, и Фальконе, работавший в России над памятником Петру Великому.